top of page

Миссия под угрозой. Как Россия пытается сохранить влияние в приднестровском урегулировании

Российская Федерация ставит под угрозу работу миссии ОБСЕ, пытаясь во что бы то ни стало сохранить свою роль и статус в вопросе приднестровского урегулирования. NM вместе с экспертами разбирался, какие риски повлечет за собой закрытие миссии, и какую игру ведут сегодня стороны переговорного процесса формата «5+2».



29 июня постоянный совет ОБСЕ в Вене продлил мандат миссии ОБСЕ в Молдове еще на полгода, до 31 декабря 2023 года — с условием, выдвинутым представителями РФ. Они требуют, чтобы «в предстоящий период все усилия при непосредственном участии Миссии были нацелены на активизацию процесса приднестровского урегулирования в существующих форматах, прежде всего с целью возрождения механизма „5+2“ как основного переговорного инструмента».


«В противном случае Россия, как активный участник процесса и гарант окончательного урегулирования этой кризисной ситуации, будет рассматривать ключевую функцию Миссии как невыполненную, и в этом случае полевая миссия должна быть свернута», — говорится в заявлении российской делегации, приложенном к решению постоянного совета ОБСЕ.


Молдавская делегация в ОБСЕ, наоборот, выразила свое сожаление продлением работы миссии всего на полгода. «Молдова как страна пребывания Миссии хотела бы продления на один год. И никакое другое государство-участник ОБСЕ не должно устанавливать альтернативную продолжительность. В этой связи мы призываем все государства-участники неукоснительно следовать взятым на себя обязательствам», — говорится в заявлении молдавской стороны.


Молдову в этом вопросе поддержали своими заявлениями Швеция, Канада, США и Великобритания.


Зачем нужна миссия ОБСЕ?


Миссия ОБСЕ работает в Молдове с 1993 года. Ее главная задача — содействовать урегулированию приднестровского конфликта во всех его аспектах и делать это через укрепление независимости, суверенитета и территориальной целостности Республики Молдова в рамках ее международно признанных границ, с особым статусом для Приднестровья.


На деле миссия ОБСЕ выступает посредником в прямых переговорах между Кишиневом и Тирасполем, следит за выполнением соглашений и взятых на себя сторонами обязательств, помогает добиваться соблюдения прав человека в приднестровском регионе и т. п.


За 30 лет своего существования миссия ОБСЕ в Молдове стала неотъемлемой частью переговорного процесса по приднестровскому урегулированию и главным связующим звеном между берегами Днестра. Альтернативы для нее сегодня не просматривается.


Стоит ли спасать миссию?


Эксперт Института стратегических инициатив Инна Шупак пишет у себя в Facebook о том, что ситуация вокруг миссии сложилась патовая. «Москва обусловила продолжение работы миссии созывом переговоров по урегулированию приднестровского конфликта в формате „5+2“ до конца 2023 года. Однако ясно, что до окончания войны России в Украине возобновление переговоров по приднестровскому урегулированию не представляется возможным», — пишет Шупак в соцсети.


Эксперт считает, что ни Кишинев, ни Тирасполь не заинтересованы в прекращении деятельности миссии ОБСЕ, поскольку обе стороны связывает общее желание сохранить мир. А для продолжения официальных контактов на разных уровнях и Кишиневу, и Тирасполю нужен равноудаленный медиатор, каким с 1993 года является миссия ОБСЕ.


Среди рисков закрытия миссии ОБСЕ в Молдове Шупак называет:

— отсутствие приемлемого для обеих сторон медиатора; — прекращение встреч в формате «1+1» (политические переговорщики Кишинева и Тирасполя); — прекращение заседаний рабочих групп Кишинева и Тирасполя по вопросам здравоохранения, образования, охраны окружающей среды, развития дорожной инфраструктуры и телекоммуникации.


«Вкупе эти три пункта означают отсутствие перспективы решения насущных реальных проблем, с которыми сталкиваются рядовые жители, живущие в Приднестровье», — утверждает эксперт.


Несмотря на официальную позицию молдавских властей, которые стремятся сохранить миссию, в правящей партии есть и прямо противоположные мнения о ее работе.


Депутат от PAS Оазу Нантой, комментируя новость о продлении работы миссии, называет ее «составной частью ловушки под названием „переговорный процесс“, в которой Республика Молдова беспомощно барахтается примерно с 21 июля 1992 года (дата подписания Соглашения о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова — NM)».


«Россия приняла в рамках Постоянного совета ОБСЕ продление мандата до конца года! Из этого ясно, что Россия не отказывается от цели взять под контроль всю Республику Молдова — под предлогом „решения приднестровского конфликта“», — пишет Нантой в соцсети.


Он считает маловероятным, что Украина согласится сесть за стол переговоров в формате «5+2» вместе с Россией, даже при наличии посредника — миссии ОБСЕ. «Сегодня народ и армия Украины воюют с российским агрессором, и пока Украина воюет, не может быть и речи о каких-то подвижках в формате „5+2“. Однако во всем этом деле есть еще один актор — Республика Молдова. Раз уж мы начали путь в ЕС, как нам справиться с этой ловушкой?» — пишет Нантой.


О том, что от Кишинева в роли актора переговорного процесса многие хотели бы видеть больше результатов, говорит и бывший вице-премьер по реинтеграции Василий Шова. «У нас уже был период, когда миссию продлевали на шесть месяцев. Главное — в другом. В том, что участники переговорного процесса, наверное, хотели бы видеть какие-то усилия Кишинева. Говорить о том, что мы ничего не будем делать, пока не закончится война в Украине, конечно, можно, но это очень слабая позиция», — говорит Шова.


Ближайшие полгода, по словам Василия Шовы, каждый участник переговоров будет прощупывать свои позиции и стараться выйти на приемлемый для себя результат. «Кишинев, пока нет намерений обозначить свою более четкую позицию, будет говорить, что он — за решение мирным путем, но так, чтобы ничего не делать, лишь бы ситуация была спокойной. Тирасполь будет пытаться решать свои гуманитарные и экономические вопросы. Застой будет продолжаться. Но удержать ситуацию в таком положении будет крайне сложно. Любое нестандартное событие приведет к нарушению равновесия», — говорит Шова.


Шова считает, что «игра с миссией» — это не столько проблема Молдовы, сколько показатель того, что другие игроки настолько разошлись во взглядах, что каждый пытается сыграть на чем может.


«Позиция России не продлевать миссию, если не заработает „5+2“ — слабая и не аргументированная. Но что предлагаем мы? Тоже ничего. Все проявляют пассивность, а попытка спихнуть ответственность на другого — не лучший подход. Нужно пересматривать многие вещи с учетом войны в Украине.


Кишинев должен быть активней, должен попытаться консолидировать политический класс, провести широкие совещания политических партий. Это покажет внутренний потенциал», — заключает Шова.

Последние новости

bottom of page